Затянувшийся карантин приведет к трагедиям в Астане и Алматы.

Казахстану необходимо внимательно взвесить все «за» и «против», прежде чем принимать решение о продлении карантина до мая. Выбор стоит между, как бы парадоксально это не звучало, гуманным карантином и брутальной свободой. Об этом в колоноке для ИАЦ «МГУ» пишет казахстанский политический обозреватель Газиз Абишев.

На второй неделе вынужденного домашнего карантина жители Нур-Султана и Алматы задаются вопросом: как долго он продлится – ещё две недели, четыре или же все шесть. Для одних это вопрос скуки и желания развеяться, для других – вопрос элементарного выживания.

Если бы нефть стоила $90 за баррель, и у казахстанского бюджета благодаря этому было бы на пару десятков миллиардов долларов больше, никакой проблемы с домашним карантином в Нур-Султане и Алматы не стояло бы: государство щедро оплатило бы всем неудобство отказа от работы. Но нефть в последние дни едва поднялась выше $30 (причем, с пока неясными перспективами), а бюджет урезан на 20%.

Если бы шестинедельный карантин гарантированно решил бы проблему распространения эпидемии, можно было бы, сжав зубы, потерпеть. Но ученые по всему миру говорят, что COVID-19 с нами надолго, быть может – навсегда. Министр здравоохранения Елжан Биртанов подтверждает: уже осенью может прийти вторая волна, и исключить ее приход не может никто.

Если была бы уверенность, что в ближайшие месяцы будет изобретена вакцина от коронавируса, и в этом случае терпеть было бы намного легче – мы все, включая правительство, точно знали бы, что необходимо затянуть пояса, скажем, до июня, после чего проблема COVID-19 уйдёт в прошлое навсегда. Однако ученые такого обещать не могут. Многие биотехнологические коллективы по всему миру уже работают над вакциной, но средний прогнозируемый срок вывода на рынок действующего лекарства составляет 12-18 месяцев.

Между тем, по некоторым оценкам, до полумиллиона человек в сфере малого и среднего бизнеса в столицах Казахстана потеряли постоянный заработок. Даже если каждый из них зарабатывал половину от средней зарплаты, то есть 100 тыс. тенге, в целом они недополучают 50 млрд тенге ($110 млн) в месяц.

Соответственно падает платежеспособный потребительский спрос, стимулирующий производство товаров и услуг внутри экономики, запускается цепная реакция неплатежей по кредитам, в целом снижается деловая и инвестиционная активность. Государство вместо того, чтобы собирать налоги, выплачивает пособия пострадавшим от режима чрезвычайного положения. Заявки на пособия, по данным министра труда и социальной защиты населения РК, подали 1,2 млн человек. Если право на пособие будет подтверждено хотя бы для 1/6 от этого количества, бюджету это встанет в 8,5 млрд тенге.

Среди нескольких сотен тысяч потерявших работу жителей Алматы и Нур-Султана у заметной части (а скорее всего – у большинства) нет значительных накоплений, нет собственного жилья, но есть кредиты, большие и маленькие. Две недели карантина (а также предшествующие им две недели падающего спроса) уже хорошенько ударили по ним.

Какая-то часть все выдержит, но какая-то, пусть и меньшинство, будет прижато к стене. Если даже 1% от потерявших дорогу решит, что им нечего терять, на улицы крупных городов выйдет несколько тысяч отчаявшихся безработных. Кто-то днем – чего-то требовать, другие ночью – отбирать. Страну ждёт скачок преступности, и неизвестно, сколько жертв он принесёт.

Другими словами, продолжительный карантин создаёт очень многим людям и стране в целом множество довольно болезненных проблем. Безусловно, эти проблемы ничто в сравнении со здоровьем целой нации, которое является абсолютным приоритетом. Но известно несколько фактов, которые делают выбор не столь однозначным. Во-первых, по данным Worldmeters.info, 95% выявленных носителей вируса переносят его без симптомов или с незначительными симптомами (количество не выявляемых бессимптомных носителей, по некоторым данным, в несколько раз больше), причем вылечиваются они через 2,5-3 недели. Во-вторых, официальная позиция Минздрава РК в том, что выздоровевшие обзаводятся естественным иммунитетом, продолжительность которого пока не установлена. В-третьих, все основные группы риска известны – люди старше 60 лет, а также страдающие гипертонией, болезнями сердца, легких и почек, сахарным диабетом и онкологическими заболеваниями. В-четвертых, Казахстан в среднем относительно молодая нация: число жителей в возрасте старше 65 лет составляет менее 8% населения (в Италии – порядка 22%), средний возраст жителей Нур-Султана – около 30 лет. В-пятых, санитарно-гигиенические меры – ношение масок, использование санитайзеров, перевод части сотрудников на «удалёнку» – снижают скорость распространения инфекции.

Исходя из этого, Казахстан уже к середине апреля мог бы принять решение о частичной разблокировке крупных городов, в первую очередь – Нур-Султана и Алматы. Конечно, с соблюдением ряда условий. К примеру, говорить об отмене санитарных периметров пока ещё рано. Пускать гостей из других стран опасно, они могут спровоцировать вторую волну, чего сейчас так опасается Китай. Перемещение между областями так же должно быть ограничено, так как волна заражений только сейчас докатилась до регионов. С другими странами и между регионами Казахстана можно сохранить грузовое сообщение, продолжая ограничивать пассажирское.

Так же необходимо внедрить жесткие санитарно-гигиенические требования для всех предприятий и учреждений (после жесткого опустошающего карантина МСБ с радостью согласится на эти условия), и рекомендовать компаниям по возможности держать сотрудников на удалённом режиме работы (в госорганах, к примеру, это легко контролируется цифровыми методами – от пропусков до компьютеров). Группы риска должны, естественно, оставаться в режиме самоизоляции.

Особенный вопрос – тестирование. Именно тотальное тестирование и мгновенную изоляцию заражённых называют причинами успеха Южной Кореи в борьбе с эпидемией. Президент Токаев сообщил, что казахстанские научные центры уже разработали собственную, отвечающую всем мировым стандартам, систему диагностики COVID-19. Кроме того, в Казахстане есть значительное число импортных высокоточных ПЦР-тестов. Массовое тестирование в столицах позволит действовать ещё более прицельно, делая борьбу с эпидемией зрячей, не замораживая экономику, ведь на изоляции будут только те, кто действительно болеет, и, если информация о них будет публичной, те, кто с ними контактировал.

Так или иначе, снятие к середине апреля жёсткого карантинного режима в двух крупнейших городах Казахстана, генерирующих 30% его ВВП, стоит на повестке дня. Вопрос лишь в том, что выберет для граждан государство: условно-гуманный тотальный карантин, или же в чём-то брутальную, но взвешенную и осторожную свободу действий.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector